Ираклий Шанидзе: Фотография - это образ жизни. Интервью ИА REGNUM

Ираклий ШанидзеИраклий Шанидзе"Про баню в Хаконе""Про баню в Хаконе""Про вечернее утро""Про вечернее утро""Портрет молодой аристократки у антикварного рояля в давно неремонтированной комнате""Портрет молодой аристократки у антикварного рояля в давно неремонтированной комнате"

Известный фотограф Ираклий Шанидзе родом из Грузии, но с 1993 года проживает в США. Серьезно занялся фотографией в 1999 году. Является учредителем и организатором Международной Академии фотоискусства. За последние пять лет участвовал в более 20 персональных и групповых выставках. Фотоработы Шанидзе находятся в постоянной экспозиции галереи Leica.

ИА REGNUM: Ираклий, что для вас означает фотография? Что значит "быть фотографом"?

Фотография - это образ жизни. Т.е. нельзя быть фотографом с 9 утра до 5 вечера, а потом приходить домой и заниматься там чем-то другим. И наоборот. Потому что когда ты начинаешь этим заниматься, ты начинаешь думать по-другому, начинаешь думать картинками. У некоторых доходит до того, что нормальным людям с ними становится сложно общаться, потому что человек думает картинками и разговаривает таким же образом.

Фотография - это язык общения, но чем больше ты на нем общается, тем больше атрофируются остальные способы общения. Что касается профессии фотографа самой по себе, то я все больше убеждаюсь, что если бы фотоаппарат был бы изобретен намного раньше, то эта профессия стала бы древнейшей. Потому что очень много общего. Обычно ты видишь клиента очень непродолжительное время, до этого ты его не знаешь, после этого ты с ним не встречаешься. За то, что он к тебе пришел, ты получаешь вознаграждение. А вот то, что с ним должен сделать, это еще больше напоминает то, чем занимаются специалисты в области древнейшей профессии. Ведь за это короткое время нужно влезть внутрь человека так глубоко, чтобы на картинке он сделал то, что тебе надо, а он думал, что он делает то, что он обычно делает.

ИА REGNUM: Как вы стали фотографом, что послужило толчком?

Я всегда хотел. Сначала, конечно, хотел стать космонавтом, позже я увлекся велоспортом, а моя мама была очень против. И мне все время предлагались другие альтернативы, чтобы отвлечь меня от велокросса. Мне подарили фотоаппарат в 80-м году, с олимпийской символикой, "Зенит", но он меня абсолютно не тронул. А потом, когда мне было 12 лет, приехал в гости дедушка, который был гинекологом по профессии, но увлекался фотографией и никак не мог понять, что ему нравилось больше. Он подарил мне трофейный широкопленочный аппарат Reflex Korella. Такой здоровый, с хромированными штучками, с цейссовским объективом... и вот тут меня "как торкнуло". И после этого я стал фотографировать. Я фотографировал все подряд.

ИА REGNUM: Как вы изменились после того, как начали зарабатывать фотографией?

Я бы сказал, что стал более дисциплинированным. Хотя изменения происходят постоянно, т.е. если ты не изменяешься - значит, ты не растешь. Опыт увеличивается, нарабатываются определенные приемы. Вообще, прокрустово ложе профессиональной фотографии именно в том, что ты должен сделать то, что от тебя требуется, тогда, когда требуется, лучше, чем ты делал это раньше т.к. все уже видели, как ты умеешь. В США из-за того, что профессионалов высокого уровня гораздо больше, чем в России, и конкуренция гораздо выше. Например, фотограф не может прийти в журнал и устроить арт-директору скандал из-за того, что его картинку обрезали. Просто все понимают, что существуют определенные критерии и если твоя фотография им не соответствует, то с ней что-нибудь сделают: или цвет поправят, или обрежут. Скандалить по этому поводу смысла просто нет, иначе тебя больше не порог не пустят. А в России я это видел много раз собственными глазами. В профессиональной фотографии твоя деятельность - это звено в конвейере, до тебя есть несколько человек и после тебя тоже есть люди, которые сделают с твоими фотографиями что-то, чтобы это стало частью рекламного продукта или статьи, и если ты это понимаешь, то все может получиться, а если ты "звезда", то это, как правило, плохо кончается.

ИА REGNUM: На ваших фотографиях часто присутствует деталь, которая как бы случайно попала в кадр, но это ведь явно не случайно?

Фотография, которую я допускаю до зрителя, не содержат ничего такого, чего бы я не заметил. В "случайных" элементах я даю как бы подсказку, которая наоборот запутывает зрителя. Про нее вы будете думать, искать ответ и даже в какой-то момент найдете его, возможно и неправильный, а фотографию, в которой этого нет вы, скорее всего, быстро забудете. Чем больше тебе рассказали и объяснили, тем менее интересным становится восприятие произведения. Чем больше неопределенности в произведении, тем больше вариантов трактования и тем больше людей эту картинку смогут принять на свой счет.

ИА REGNUM: Ваши фотографии попали в экспозицию музея Leika. Каковы были ваши чувства?

Да, это большая честь. Потому что у них есть разные уровни попадания, но тот уровень, на который мне каким-то образом удалось проникнуть, видимо по ошибке. Но там круто, как говорят. Но это действительно большая честь, я же вижу какие там люди. Для меня, на самом деле, гораздо большая честь, что там есть работы двух моих учеников.

ИА REGNUM: Кто вам больше всего нравится из фотографов-классиков?

Бурден. Это единственный фэшн-фотограф, который перешел через границу между фешн-фотографией и искусством, в сторону искусства. Это человек, который фактически сделал революцию в фэшн-фотографии, но после него никто не смог подхватить это знамя как следует. Из советских - Родченко, а кто ж еще? Если поставить рядом картину Кандинского, предварительно ее обесцветив, и фотографию Родченко, то можно заметить поразительное сходство. То, что Кандинский рисовал "из головы", Родченко умудрялся увидеть.

ИА REGNUM: Вы планируете открывать школу в Москве?

У нас уже есть школа в Москве, Павел Киселев ведет в ней занятия. Мы совместно вырабатывали концепцию, учебный план. Но, поскольку фотография - это не русский язык или математика, невозможно обучить по строгому алгоритму, программе, т.к. нужно передать мастерство. Мы решили сделать так, как это делают в любой художественной школе - формализуемые знания давать по программе, а неформализуемые - в формате творческой мастерской. И мы разделили школу на две - онлайн классы мои, а вживую ведет Кисилев. Он изначально не очень верил в возможность эффективного обучения через интернет, но от онлайновых курсов получился довольно интересный эффект - многие люди, которые прошли обучение заочно, хотят продолжать обучение и приглашают приехать с занятиями к ним, сами при этом все организуют. И последние три года самые интересные поездки происходили у меня таким образом.

ИА REGNUM: А что-то свое, не в партнерстве с кем-либо, вы не думали организовать?

Думал об этом. Но я боюсь, что совсем без партнерства не обойтись. Школа - это достаточно сложное в административном плане предприятие и невозможно одному человеку заниматься составлением расписания, учебной программы, преподаванием, разъездами по разным странам, все эти вещи занимают время. Конечно, можно всех нанять, но мне кажется, что есть вещи, которые не может делать нанятый сотрудник, это должен быть кровно заинтересованный человек.

ИА REGNUM: Если бы вы открыли школу, что главное было бы в ней? "Фишка" какая-нибудь, чем бы она отличалась от остальных?

Анализ московских фотошкол показывает, что ни в одной из них нет настоящего академического подхода. Существуют совершенно определенные вещи, которые приняты в высшей школе. Для части работ, которые не требуют "креатива", должны быть люди, которые этим занимаются, но эти люди должны быть взаимозаменяемы и абсолютно точно должны знать, что делать. Это как раз то, чего я не увидел в московских школах. Возможно, это не нужно в полном объеме - семестры, экзамены, но возможность быстро заменить одного преподавателя другим - такого нет.

В Америке, например, в приличных заведениях, даже когда обучают коммерческой фотографии, нет четкого разделения - вот "художка", а вот коммерческая фотография, напротив, говорят, что если ты хочешь выжить в современных условиях в фотографии, нужна какая-то уникальность. Фотографа нанимают не потому, что он дешевле сделает или быстрее, а потому, что он сделает только так, как сделает только он. Уникальность твоего взгляда - это то, почему тебя нанимают и для того чтобы быть уникальным, нужно на самом деле быть художником. При этом я не очень люблю слово "фотохудожник", оно сразу как-то отделяет от других художников в какую-то другую категорию. В моем понимании художник - это человек, который использует свой талант для того, чтобы сказать миру что-то. Каким образом он это сделает, зависит от его моторных навыков. Кардинальная разница в подходе к профессиональной фотографии в России и за рубежом состоит в том, что здесь это не рассматривается как творческая специальность, потому и уровень не очень хороший. Когда я стал после десятилетнего перерыва приезжать в Россию, обнаружил, что уровень любительской фотографии в России существенно выше, чем в большинстве других стран, а уровень профессиональной фотографии - существенно ниже.

ИА REGNUM: В чем, по вашему мнению, принципиальная разница между любительской и профессиональной фотографией?

Перед любителями и профессионалами стоят разные задачи. Любитель, например, когда хочет снять портрет, может выбрать для себя модель в соответствии со своим замыслом. А мне могут сказать: "Сфотографируй вот этого дяденьку послезавтра". Причем, это надо сделать так, чтобы не было понятно, что он взяточник, и чтобы за ним пошли люди. Если я сфотографирую не так, то меня больше не позовут. Получается, что на профессиональном уровне выполнить работу с тем же уровнем художественного мастерства заметно сложнее, так как существуют определенные рамки, в которых приходится работать.

ИА REGNUM: Как из хороших выбрать лучшую фотографию?

Это один из самых сложных профессиональных навыков. Нужно уметь смотреть на свои фотографии как на чужие. Это своего рода аутотренинг. Меня этому научил один товарищ, который снимает на пленку. Он ее проявляет не раньше, чем через полгода, для того, чтобы воспринимать фотографии, когда уже забыты субъективные ощущения от самой съемки. Так что лучше не трогать фотографии, сделанные только что или научиться видеть фотографии так, как бы их увидели люди, которые не участвовали в процессе создания.

ИА REGNUM: Технический вопрос: что предпочитаете, пленку или цифру? Любимое фокусное расстояние? Свет живой или студийный, если есть возможность использовать и то, и другое?

Что касается пленки или "цифры", то тут никаких уже не может быть дискуссий: пленка - это прошлое. Я не вижу в пленке никакого волшебства. При том, что я снимал на нее наверно дольше, чем на цифру, но я знаю о слайдах все, могу это сказать без ложной скромности, знаю, как проявлять, снимать, оцифровывать так, как мне надо. Но еще я знаю, что если бы продолжал снимать на пленку, я бы уже давно обанкротился. Не потому, что пленка дорогая, а потому что сейчас все очень изменилось из-за цифры. Просто те, кто говорят, что вот, мол, пленка лучше, потому что в пленке есть что-то такое суперволшебное, но это ретроградство просто.

Фокусное: чем дольше ты снимаешь, тем ближе ты подходишь к стандартному объективу - к полтиннику. Однако стандартный объектив женщине среднего роста и веса на фотографии добавляет 11 кг. Конечно, это можно компенсировать светом, но если ты снимаешь фэшн, то нужно снимать длиннофокусным объективом.

ИА REGNUM: Какой совет вы можете дать начинающим фотографам?

Как я уже говорил, не смотреть фотографии сразу. Щенячий восторг пройдет, и потом ты более трезво смотришь на картинку. Второе: гонка технических вооружений. Этого не должно быть, потому что ты начинаешь циклиться на другом. Есть люди, которые 25 лет прозанимавшись фотографией, продолжают тестировать объективы. Нужно для себя четко понять, что является целью, а что средством. Вся техническая информация, все навыки - это средство, а цель - картинки. О фотографии можно говорить, только показывая картинки.

В комбинации мозг-глаз-фотоаппарат, мозг наверно все-таки занимает главную позицию. Хотя, скорее, не мозг, а где-то пониже. Потому что фотографии, сделанные с четким, трезвым расчетом всегда менее интересные, чем спонтанные, сделанные по какому-то наитию. Когда ты перестаешь думать, как там все построить и так далее, тогда все начинается по-настоящему. Вот удивительное дело, люди зачастую готовы купить какую-то железку, но при этом в их системе ценностей знания стоят ниже, чем эти железки. А ведь какое-то знание может позволить не купить эту железку, обойтись без нее и в итоге сделать тоже самое или лучше.

Постоянный адрес новости: www.regnum.ru/news/cultura/1344960.html
Опубликовано 10.11.2010 в 15:48
Беседовала Анна Николаева
Версия для печати | Версия для мобильных устройств
САМЫЕ ПОПУЛЯРНЫЕ НОВОСТИ НАШИХ ПАРТНЕРОВ
Взгляд
Дни.ру
Expert.ru
NG.ru
Ytro.ru
Свободная пресса
CNews
ReadMe
24СМИ
Гнездо
RB.RU
Курсы валют на 01.11.2014

1 USD: 41,96 руб.-1,4316

1 EUR: 52,72 руб.-1,9159

Информация

  • Об агентстве
  • Реклама на сайте
  • Пресс-центр
  • Вакансии
  • Спонсорство
  • Партнеры
Показать все регионы
  • ВКонтакте
«ноябрь 2014
ПнВтСрЧтПтСбВс
272829303112
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Если Вы заметите ошибку в тексте, выделите её и нажмите Ctrl-Enter, чтобы отослать информацию редактору

Спонсируем

СоУчастие